Шиша получает ответственное задание

Шиша тихонечко сидит в пышных ветвях старого тополя, окруженная темнотой. Она влетела в тополь совсем недавно, и её никто не видел. Усевшись напротив бабушкиного окна, Шиша наблюдает, как бабушка привычно пытается вдеть нитку в ушко штопальной иглы (ослабевшие глаза подводят), как кот Васька норовит свернуться у бабушки на коленях, но бабушка всё никак не усядется: то вкусно пахнущие пироги в печке проверит, то фитиль в керосиновой лампе подвернет, то упавшую иголку поищет.

— Это моя бабушка! — злится в ветвях тополя Шиша. Злиться-то она злится, а вот выйти из своего укрытия и прогнать с бабушкиных колен кота Ваську да обнять свою любимую бабушку не может. У Шиши слезы бегут по щекам: вспомнила, как недавно сама уютно дремала на коленях доброй бабушки.

Эх, кажется, что всё это вчера было, но с того времени столько воды утекло и столько круглых лун по небу прокатилось…

***

Когда Шиша покорно прилетела к сёстрам и попросила прощения за все содеянные пакости (набила пещеру прелыми листьями, подмешала смолу в тушь, налепила из облачков карикатурных портретов), то сёстры наперебой, и по очереди и хором, принялись бранить хулиганистую ведьмочку, несмотря на её чистосердечное раскаяние, и заперли в чулан, которым служило одно из многочисленных пещерных углублений.

Долго плакала Шиша в тёмном чулане. Вообще-то в чулане было ничуточки не страшно, весело попискивали летучие мыши, играя в свои игры, мирно шуршали насекомые, лениво ползая по стенам и перелетая из угла в угол. Но бедной Шише было не до веселья — на душе сделалось совсем скверно. Так, плача, Шиша не заметила, как задремала, и уже сквозь дрёму услышала, как звякнул замок на двери чулана, и вошли сёстры.

— Ну что: наплакалась? — спросила самая старшая сестра. — Нечего от безделья реветь, вставай, пошли на твой праздник.

— На какой ещё праздник? — удивилась Шиша.

— Как это на какой! — завозмущались сёстры. — Ты, кажется, хотела иметь свою собственную законную метёлочку. Или уже раздумала?

— А разве уже семь лун прокатилось? — спросила Шиша удивлённо.

— Даже не семь, а больше, пока ты гостевала у той бабки, — фыркнула средняя сестра, та, что шла следующей за самой старшей.

Сёстры вывели Шишу из чулана, дали ей кружку молока дикой лосихи и пресную лепёшку (ах, далеко этой лепешке до бабушкиных пирогов!). Шиша покушала, и они отправились на самую высокую гору. Там уже пылал большой костёр, резвые ведьмочки — духи гор, равнин, лесов, полей, рек, болот — весело прыгали через огонь и лихо отплясывали, но, когда луна повисла над самой верхушкой этой горы, все притихли. Вперёд выступила самая старшая сестра и сказала:

— Ну вот, Шиша, ты и дождалась своей настоящей, не ворованной метёлочки. Сейчас каждая из нас, лесных ведьмочек, подарит тебе по прутику.

И она первая вытащила из своей метёлки прутик и подала его Шише, за ней и другие протянули Шише по прутику. Какая же это получилась пышная метёлочка! Шиша даже представить не могла, что бывают такие красивые метёлочки — не то, что та, уже изрядно потрепанная, которую она соорудила из ворованных прутиков в ту безрассудную ночь, когда полетела на манивший её огонёк и попала к бабушке. Ведьмочки помогли Шише связать прутики в пучок и насадили их на гладко оструганный черенок.

— Ну вот, Шиша, ты теперь полноправная хозяйка этого молодого зелёного лесочка, который мы тебе отводим. Надеемся, что ты будешь оберегать его, заботиться о его обитателях и следить, чтоб никакой беды там не случилось, и чтоб зверюшки были здоровы. Только не думай, что это так просто, это очень ответственные обязанности, — сказала в напутствие старшая сестра.

— Я постараюсь справиться, я буду хорошей хозяйкой! — пылко заверила Шиша.

Тут все ведьмочки вскочили на свои метлы и закружились в тёмном звёздном небе, приветствуя новую хозяюшку небольшого, но очень густого и красивого леса. И, покруживши немного над горой, лесные владычицы разлетелись кто куда. Последней вскочила на свою метёлочку Шиша, радостно гикнула и понеслась. «Ну, теперь уж, не мешкая, полечу к любимой бабушке, а потом возьмусь за работу в своем лесочке», — улыбнулась она про себя и взвилась высоко в тёмное небо.

***

И вот сейчас сидит она в ветвях тополя напротив бабушкиного окна и не решается выйти из своего укрытия. Ведь она теперь настоящая взрослая ведьмочка, да еще хозяйка своего леса, и у неё есть обязанности, поэтому она уже никак не сможет оставаться с любимой бабушкой надолго, лишь только изредка навещать её. Шиша надеется, что бабушка всё поймет и не разлюбит Шишу, будет по-прежнему приглашать её в гости и разрешать уютно устраиваться на своих коленях. И всё-таки Шиша пока что никак не может показаться на глаза бабушке.

Из-за невеселых раздумий она даже не услышала, как к ней на ветку забрался кот Васька. И только когда он потёрся о её голую пяточку, Шиша обернулась, схватила котищу и давай его обнимать, как будто никогда и не злилась на него.

— Васенька, Васёк, как вы все тут поживаете? — ласково ворковала Шиша, гладя кота. Васька потёрся о Шишу и вдруг заплакал, горестно мявкая.

— Что случилось, Вася? Может, бабушка заболела? То-то она как будто съежилась… Скорее скажи, я обязательно помогу.

— Нет, бабушка здорова. А заболела коза Розочка. Мяяяу… — промяукал Васька жалобно.

— Розочка? — заволновалась Шиша. — Ну-ка, пойдём быстрее, посмотрим. — И Шиша, обеспокоенная печальным известием, быстренько слезла с тополя.

Они зашли в сарай, где на соломе лежала коза Розочка. Шиша стала гладить её своими ладошками, прислушиваясь к тяжелому козьему дыханию.

— Ничего страшного! — заключила Шиша. — Просто Розочка съела не ту травку. Я ей сейчас дам целебных корешков, сразу же полегчает, боль уйдет и в сон потянет, и до утра она спокойно проспит. А сама слетаю в дальний ельник и принесу оттуда ещё лечебных трав и кореньев для Розочки, и козочка окончательно поправится. Только ты, Васька, бабушке не говори, что меня видел. Я к ней обязательно приду в гости, только не сегодня.

Шиша вышла из сарая, села на свою метёлочку и поднялась в звёздное небо.